Дмитрий Быков — Во время истребления народа

Во время истребления народа,
Которому прощенья не дано,
Всегда стояла ясная погода —
По крайней мере, судя по кино.

Под нищим беглецом-переселенцем
Горит асфальт, вздувая пузыри.
Как выговорить «солнечный Освенцим
И Бухенвальд»? Да так и говори.

Как много солнца было в сорок третьем!
На каждый плац смотрело, в каждый ров.
Затем, чтоб напоследок поглядеть им
На этот мир, на лучший из миров?

Или затем, чтоб четче вышел снимок,
Чтоб силуэт не смазался ничей
И не осталось тусклых невидимок
Ни между жертв, ни между палачей?

Смотри, смотри! Чтоб резче были тени,
Я ставлю свет железною рукой,
И грань размыть меж этими и теми
Не сможет миротворец никакой.

Или затем, чтоб будущий теолог,
Берясь за обожженные края
И встраивая глянцевый осколок
В единую картину бытия,

О выборе твердя и о свободе,
Которой все мы будем спасены, —
Вперед не смел навязывать природе
Ни правоты, ни воли, ни вины?

Оцените статью
Поделитесь своими впечатлениями о стихотворении